КАРДАШ БОГДАН ХМЕЛЬНИЦКИЙ

Маныс. Кучкаров

Амир Молдабеков

22 апреля, 18:08

 

КАРДАШ БОГДАН ХМЕЛЬНИЦКИЙ.

 

На изображении Богдан Хмельницкий читает намаз вместе с крымским ханом.

Кардаш татарского  — родственник, братец, в переносном значении: друг. (Энциклопедия Фасмера). Кардаш в переводе с азербайджанского — Брат. В ногайском кардаш – «брат», в  крымскотатарском и турецком языке  Аркардаш значит  друг, брат. В восточном Крыму есть скала, называемая Эки-Ага-Кардаш , расположенная на горе Хашки-Кая. Эки-Ага-Кардаш в переводе с татарского — «два брата: старший и младший», где «эки» – «два», «ага» – «старший брат», «кардаш» — «младший брат». Эки-Ага-Кардаш — это скальные изваяния наподобие двух человеческих фигур со сблизившимися головами. Легенда повествует о двух братьях, которых прокляли,  за взаимную вражду, и они окаменели.

Кардашляр — мн. число. Братья. В переносном смысле слово «кардаш»  давалось при широко распространённом ранее обряде братания; а также — родственник, братец».  (Энциклопедия Фасмера). Стамбульский хронист Шемданизаде уверяет в том, что крымцы  так называли  своих соседей с Запорожья.   «Кардаш казаги», а их гетмана  «кардаш гетьмани», об этом же пишет турецкий летописец 17 столетия Мустафа Найми и Эвлий Челеби (1611-1682), т. Есть, определение,   «Кардаш-казагы»  османские историки переняли от татар.

В комментариях к запискам Эвлия Челеби 1654 года читаем пояснение : «Кардаш-казаками, т. е. братскими казаками, турки называли часть украинских казаков, старшины которых в 1624 г. «побратались» и заключили союзный договор с крымским ханом Мухаммед-Гиреем III (1623—1627) и его братом калга-султаном Шахин-Гиреем против турок». Т. е. турки и татары так  называли часть украинских казаков, предводители которых «побратались» с крымским ханом Мухаммед-Гиреем III в XVII в. (Челеби).

«Кардаш» образован – от древнетюркского слова  «карындаш», обычно сокращаемого в обиходе в «кардаш», что означает «рожденный одной матерью, единоутробный» и, как имя, давалось ребенку, родившемуся от другого (нового) мужа.

Также, слово «кардаш»  могло быть  образовано от древнего тюркского прозвания Карташ, в котором «кара», значит — «сильный, чёрный» , а  «таш» – камень ( «скала»). «Вероятно, такое прозвание получал человек за свою силу и стойкость либо за волевой характер» предполагается в источниках.

Интересно, что турецкие источники пишут об запорожских казаках,  как о родственном  крымским и ногайским татарам племени,  идущие от  «ордынских казаков», но если вспомнить ещё Мамая, которого называли, как и запорожских казаков  «черкасом», но более подробно, об этом можно почитать по этой ссылке.

«М.С. Грушевский, рассматривая вопрос возникновения украинского казачества, утверждал, что все письменные упоминания о казаках до второй половины XV века связаны только с тюркскими казаками или казаками других народностей, но не славянами»

http://zavalinka-new.ru/2016/07/24/статья-мамай-и-казаки/

Кстати, попробуйте-ка отличить турка от запорожца, не говоря про многочисленные тюркизмы в их языке.

В исторических документах запорожских казаков называют «ордынскими казаками», «кардаш-казаками», но чаще всего «черкасами».

Кандидат исторических наук Анатолий Афганский.

Кардаш Богдан Хмельницкий.

Ярким примером  военного сотрудничества казаков и татар было в первые годы восстания под предводительством Богдана Хмельницкого, которое впоследствии переросло в грандиозную войну.  В  турецких источников , во времена  Б. Хмельницкого, «имеющий друзей среди янычар, а также и между татарскими вельможам.» его казаков называли «Кардаш казаклары». В первом томе летописи Самуила Величко — монументального произведения украинской историко-мемуарной прозы XVII-XVIII вв., посвященном событиям Освободительной войны, — татары упомянуты даже в названии: «Сказание о войне казацкой с поляками через Зиновия Богдана Хмельницкого, Гетмана войск запорожских, восемь лет шла. А около двенадцати лет тянулась с другими государствами у поляков, которым он, Хмельницкий, при всесильной Божьей помощи, с казаками и татарами из тяжелого ига выбился…».

Кстати, у Богдана Хмельницкого было четыре имени: Зиновий, Богдан, Богуслав и Кардаш. Современники отмечали, что Хмельницкий знал их язык, традиции и разбирался в вопросах их веры, возможно поэтому, среди четырёх имён присутствовало татарское Кардаш.. В хронике «Тарих-и Ислам Герай хан» (1651 г.) придворного крымского летописца Мехмеда Сенаи, даже сообщается о намерении Богдана Хмельницкого принять Ислам. Восточные хронисты прямо пишут, что лидер запорожских казаков  был скрытым мусульманином.

В 1824 году вышел труд польского историка «Выписки из турецкой истории», в котором есть гравюра с изображением Богдана Хмельницкого. На ней лидер казацкого восстания и национальный герой Украины совершает намаз с татарским ханом. Аналогичный рисунок кисти Василия Смирнова есть и в «Истории Крымского Ханства». В турецкой летописи Мустафы Наима «Цветник Гюссейна в изложении событий Востока и Запада» есть, в частности, фрагмент, в котором описывается обращение Богдана Хмельницкого в ислам, еще до начала освободительной войны 1648-1654 годов. Мустафа Наим писал, что в плену казак принял Аллаха, но на родине не проповедовал его и держал свою веру в тайне. В «Цветнике Гюссейна» фигурирует также информация о том, что в ходе переговоров с крымскими татарами Хмельницкий заявил им о своем исповедании ислама. Хан не поверил, но казак совершил с ним вечерний намаз и певческим голосом прочитал Коран. В турецкой и крымской летописи указывается, что приверженность Хмельницкого к исламу начинает проявляться ещё  при его общении с крымским ханом Исламом Гиреем, и здесь следует подчеркнуть, тот факт, что Хмельницкий стал гетманом благодаря дружбе  с крымским ханом.

Богдан Хмельницкий  в поиске союзника против  освобождения от поляков  отправился в Крым, и его поддержали. В письме, адресованном украинскому гетману, великий визирь Меллит Ахмет-паша сообщал о том, что султан дал указание крымскому хану об оказании военной помощи Украине.  «Прежде они были подданными польских королей. Потом же вследствие характера правления поляков и польских евреев они вышли из повиновения Польше и ровно восемьдесят тысяч вооруженных казаков подчинилось крымскому хану Ислам-Гирей-хану» пишет Эвлия Челеби  В источниках сохранилась ещё одна информация: «крымский хан благосклонен и ласков к Запорожскому войску и не только отпустил с Хмельницким четыре тысячи татар во главе с Тугай-беем, но и сам со всеми ордами (если на то будет необходимость) готов будет прибыть в помощь казацкому войску против поляков».  Татарские союзники были жизненно необходимы казакам в этой войне. Это только в кино казак мчит степью на лихом коне. На самом деле Запорожское войско состояло в основном из пехоты и, соответственно, мобильностью не отличалось. В середине июня эта 30-тысячная татарская орда во главе с  крымским ханом и  перекопским мурза Тугай-бей выступили в защиту казаков, а казаки,  выйдя из повиновения Польши, « ровно восемьдесят тысяч вооруженных казаков подчинилось крымскому хану Ислам-Гирей-хану».

Вместе с Тугай-беем Хмельницкий одержал две свои самые громкие и славные победы – при Желтых Водах и у Корсуня.  В первой битве при Желтых Водах, когда поляки еще не воспринимали восстание всерьез, казаки и татары наголову разгромили лучшие военные силы Речи Посполитой. В сражении под Корсунью противники вывели в поле,  куда большие силы. С польской стороны были и крылатые гусары. Но противостоять запорожской пехоте и легкой татарской коннице они не смогли, были окружены и уничтожены. Решающий вклад в это внес Тугай-бей, воины которого совершили обход и атаковали поляков с тыла.

Упоминая злополучную битву под Берестечком, в популярных статьях часто пишут о предательстве татар. Это, мол, и привело тогда к поражению. Действительно союзники Богдана бежали. Но здесь имеем просто ряд неприятных случайностей и совпадений.

Дни битвы совпали с мусульманским праздником Курбан-Байрам, когда ислам запрещает вести войну. Тем не менее, татары в бой вступили. И нужно было такому случиться, что вскоре одно из польских ядер взорвалось почти у ног хана. Ислям III Герай уцелел, а вот Тугай-бей погиб. Татары это восприняли как явную демонстрацию немилости Аллаха из-за нарушения религиозных предписаний и панически бежали с поля боя.

Говорят о предательстве татар и в ключе битвы под Жванцем (сентябрь-декабрь 1653 г.). В этой решающей баталии Польша очутилась на грани неотвратимого разгрома. Казалось бы, что еще чуть-чуть… Но в это время под Жванец пришла весть, что Земский собор принял решение о взятии Запорожского войска под защиту Московского царства и готовности начать войну против Речи Посполитой. Хан прекрасно понимал, что московско-казацкое войско без проблем добьет практически уже раздавленную Речь Посполитую. Понимал он и то, что после этого Москва займется уже Крымом. Ислям III Герай принял единственное верное решение. Он заключил сепаратный мир с королем, а также дал возможность ранее полностью заблокированной и обреченной на неминуемое поражение польской армии отойти. Добивать Польшу, и этим помогать Москве, было себе дороже.

В своей «Книге странствий» Эвлия Челеби  писал, что хан Ислам Гирей совершил с казаками Богдана Хмельницкого более 70 походов против Речи Посполитой «С их помощью Ислам-Гирей-хан в течение семи лет ходил на страну поляков ровно семьдесят один раз. В землях Кракова и Данцига, в странах чехов и лесных поляков (*** читается koru leh) и в Швеции они захватили территории шести королевств и за семь лет взяли восемь раз по сто тысяч пленных, а их земли опустошили. Кроме того, из страны поляков было взято еще два раза по сто тысяч пленников-евреев, так что за трубку табака [казаки] давали татарам по одному польскому еврею».

Благодаря «братским отношениям»  наиболее сильной Сечь была, именно  в эти  времена. В это время  казаков стали называть  «Войско Запорожское»,  а страну,  которую они населяли «Гетманщина», что же касается,  татарских союзников,  даже православный ортодокс Григорий Грабянка вынужден признать, что боевой побратим Хмельницкого, Перекопский мурза Тугай-Бей, был „воин славный и несказанно отважный“. Самойло Величко пойдет еще дальше, написав: „рабское лядское иго было отрезано и уничтожено казачьей и крымской саблями“.