Левон Мирзоян: как палач оказался на вершине власти в Казахстане

Раиым Мәди
Речь пойдёт о жестоком человеке Казахстана Левон Мирзоян
Левон Мирзоян: как палач оказался на вершине власти в Казахстане

В начале XX столетия от действий армянских дашнаков, впоследствии умело перекрасившихся в большевиков, пострадал не только наш народ, но и другие тюркские народы.

История свидетельствует о предательстве, совершенном армянами в отношении турок в ходе Первой мировой войны, о бесчинствах армянских национал-шовинистов в Туркестане, где они помогали большевикам насаждать советскую власть, подвергая беспощадному уничтожению узбекский народ.
Немало пострадал от действий дашнаков и народ Казахстана в лице  организатора и исполнителя многочисленных  кровавых преступлений Левона Мирзояна — члена «Дашнакцутюна».

Левон Исаевич Мирзоян (14 ноября 1897 – 26 февраля 1939) — советский государственный и партийный деятель.
Родился в Шушинском уезде Елизаветпольской губернии, в крестьянской семье, армянин. Начальное образование получил в сельской школе. После того как в 1917 году он вступил РСДРП(б) его дальнейшая деятельность была связана с партийной работой. В период 1917-1918 годов Мирзоян занимался профсоюзной деятельностью в Бинагадинском районе Баку, был избран в депутаты Бакинского Совета.

Левон Исаевич Мирзоян (14 ноября 1897 – 26 февраля 1939) — советский государственный и партийный деятель.
Родился в Шушинском уезде Елизаветпольской губернии, в крестьянской семье, армянин. Начальное образование получил в сельской школе. После того как в 1917 году он вступил РСДРП(б) его дальнейшая деятельность была связана с партийной работой. В период 1917-1918 годов Мирзоян занимался профсоюзной деятельностью в Бинагадинском районе Баку, был избран в депутаты Бакинского Совета.

Некоторые подробности его биографии приведены в справке известного большевика И.Анашкина, в которой говорится, что «Мирзоян принимал активное участие в кровавых мартовских событиях 1918 г., а после свержения Бакинской Коммуны, в период «Диктатуры Центрокаспия» в Баку «поменял большевистскую маску на эсеро-меньшевистскую».
Свое участие в мартовских событиях 1918 года не скрывал и сам Мирзоян.
В середине 20-х годов член ЦК АКП (б) Г.Джабиев в письме Л.Мирзояну, обвинил его в фальсификации решений партии по национальному вопросу: «Вы держитесь у власти благодаря благоприятной обстановке, вы не учитываете ошибки 1918-1919 и 1920 г., вы ведете такую политику, которая в случае осложнения может угрожать существованию Советской власти».
В ответ Мирзоян писал: «Некоторые товарищи ошибаются, считая, что в 1918 году в Баку власть опиралась на дашнаков. Это ошибка. В действительности Советская власть использовала дашнаков в своих целях».
В свои не полные двадцать лет Мирзоян ушел в революцию и сделал успешную карьеру — ему не было и тридцати лет, когда он занял высокий пост первого секретаря Компартии Азербайджана. Судя по историческим фактам, собственно в тот период он и приступил к активным террористическим действиям против тюрков.
Известно, что по решению Иосифа Сталина Левон Мирзоян был снят с должности в 1929 году и отправлен в Пермь, на Урал.

Позже накопленный опыт по истреблению тюрков пригодился Мирзояну в 1933 году в Казахстане, когда огромный край очищался большевиками от коренного населения с помощью искусственного голода.
У населения конфисковали скот, обрекая его таким образом, на неминуемую гибель. Как известно, Великий Голод в Казахстане (на казахском языке Ашаршылық) инспирировал ближайший друг и соратник Сталина — Филипп Исаевич Голощекин. Однако он был отозван в Москву.
Вскоре миссия продолжателя этого плана, правда иными методами, была возложена на Левона Мирзояна, который без всяких препятствий отдавал приказы о массовом уничтожении некогда самого крупного в СССР тюркского народа.

Как отмечает Центр изучения региональных проблем «Континент – А»по последним данным, в начале 30-х годов прошлого века погибли более 5 миллионов казахов, что составляло, примерно, 70% от всего этноса.

В Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы №1723, в пункте №6 говорится: «В Казахстане также миллионы людей стали жертвами массового голода, а соотношение погибших и всего населения считается самым высоким среди всех народов бывшего Советского Союза».

Партийный работник Мансур Гатаулин, приговоренный к расстрелу Верховным судом КазССР 22 ноября 1937 года, когда республикой управлял Первый секретарь Мирзоян, в своем последнем слове на суде сказал: «…Выхожу из машины — никого и ничего вокруг, одна длинная база для скота стоит. Открываю дверь, а там трупы. Все огромное помещение — в штабелях трупов. У некоторых людей глаза еще открыты, но видно: с минуты на минуту умрут. Я вышел обратно, на улице крики. Безумные растрепанные женщины с ножами набросились на шофера, пытаются его зарезать. Я выстрелил в воздух, они разбежались. Пригляделся, а неподалеку очаг, большой казан на огне. Варится что-то. Приоткрыл крышку — а там, в булькающей воде, то ножка мелькнет, то ручка, то детская пятка… Вот тогда я и стал врагом врагов народа…»

Как отмечает источник, в 1936 году Левон Мирзоян переименовал КазаКстан в КазаХстан в русском языке.
В этот же период готовилась депортация азербайджанцев в Казахстан. Десятки тысяч, их уже выслали к тому моменту из других кавказских республик в Жамбылскую и Южно-Казахстанскую области.
Параллельно Мирзоян активно занимался массовыми политическими репрессиями в Казахстане. От его рук погибли Сакен Сейфуллин, Магжан Жумабаев, Ахмет Байтурыснов и многие-многие тысячи лучших представителей казахской нации.

Казахстан при Мирзояне
На должность первого секретаря Казахского крайкома Мирзоян был назначен 21 января 1933 года, сменив на этом посту Ф.И.Голощекина, одного из инициаторов голода 1932-1933 гг. Новому руководителю пришлось столкнуться с тяжелейшей ситуацией.

В течение 1931-1933 гг. в Казахстане по разным данным умерли от 1 млн до 2 млн человек. В одном из писем в то время секретарю ЦК ВКП(б) Л.Кагановичу Л.Мирзоян писал: «Я уезжал из Москвы, будучи уверенным в том, что обстановка в Казахстане тяжёлая, но то, что я увидел здесь, превысило все мои ожидания. На пути и даже в городах милиция почти каждый день подбирает трупы умерших от голода. Расхищение и воровство хлеба приняли буквально чудовищные размеры».
То есть он возглавил партийную организацию Казахстана, когда пик голодомора уже прошел. После принятия второй, т.н. Сталинской Конституции ССР в 1936 году, Казахская АССР получила статус союзной республики и напрямую вошла в состав СССР. В 1937 году была принята Конституция Казахской ССР, в подготовке которой Мирзоян принял активное участие. В выступлениях Сталина и Маленкова на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года Мирзоян в числе некоторых других региональных руководителей был подвергнут критике за раздувание своего местного «культа личности» и кумовство.
По воспоминаниям его современников, в Казахстане по официальным праздникам на зданиях вывешивали портреты Мирзояна, в несколько раз превосходящие размерами официальные изображения самого Сталина. И кстати, по инициативе Мирзояна самую высокую гору республики Хан-Тенгри переименовали в «пик Мирзояна».
Занимая руководящий пост в республике и чётко исполняя партийные установки в период массовых репрессий, Мирзоян, как говорят архивные документы, и сам был к ним причастен.
В докладе на I съезде Компартии (большевиков) Казахстана в 1937 году Мирзоян отмечал: «Вся наша партийно-пропагандистская работа была насыщена борьбой против антиленинских и антибольшевистских групп троцкистов, зиновьевцев и правых, превратившихся в фашистскую банду террористов, диверсантов и шпионов».
27 июля 1937 года Мирзоян в шифротелеграмме Сталину просит санкции для ареста председателя ЦИК Казахской ССР Кулумбетова, якобы как одного из руководителей местной национал-фашистской организации. В октябре 1937 года Мирзоян подписывает шифротелеграмму Сталину с просьбой выделить дополнительные расстрельные квоты на 3500 лиц из числа «антисоветского элемента».
19 ноября 1937 года Бюро ЦК КП (б) Казахстана принимает решение «Об антисоветских элементах», в котором, в частности, говорится: «На основании решения ЦК КП (б) от 17 ноября с.г. увеличить дополнительно количество репрессируемых антисоветских элементов».
Под постановлением стоят подписи Мирзояна и других членов Бюро. Среди секретных документов, хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории, имеется еще одна подписанная Мирзояном шифротелеграмма Сталину от 1 декабря 1937 года, в которой он просил увеличить лимиты на репрессии в отношении 1600 человек «активного повстанческого, диверсионного и шпионского элемента».
В своем сообщении И.Сталину от 3 апреля 1938 года нарком Внутренних дел ССР Н.Ежов отмечал, что Мирзоян является руководителем правотроцкистской организации в Казахской ССР, обвинял его в высказываниях против генеральной линии партии в области развития сельского хозяйства.Раиым Мәди