Казахи — четвертый по численности тюркский этнос России.

 

Казахи — четвертый по численности тюркский этнос России.

 

Сгруппируйте письма себе в отдельную папку, чтобы они всегда были под рукой!

 

В местах сосновых

Казахи — четвертый по численности тюркский этнос России. В приграничных с Северным Казахстаном российских областях — Тюменской, Оренбургской, Челябинской, Курганской, Омской — живет немало казахов. Это районы южного Приуралья, южной Сибири, не считая Поволжья (Астраханская и Саратовская области). На исконных некогда родовых землях. Назвать диаспорой казахов рука не подымается, поскольку живут по границам своего этнического ареала. Тюмень — это город в низовьях, төмендегі, Курган — понятно, қорған, Оренбург (Орынбор), Омск (Омбы) — поселения с тюркскими корнями. Отдадим полное выяснение на откуп лингвистам.
Казахи, несмотря на проблемы во владении литературным родным языком, в этих местах в полной мере сохранили уклад и обычаи предков. Есть, правда, некоторые особенности устоев — приготовления гостевого бешбармака, проведения тоя, последних проводов в загробный мир. Скажем, при стечении народа на огонь ставится глубокий казан, похожий по форме и вытянутости скорее на ванну, куда вмещается спокойно полтуши коня. Қазы и шужык (чужук) обертывают чистой марлей, как правило, а не впихивают в кишку. Марля после варки легко снимается, тесто насыщается особым вкусом, а деликатес режется на круги отточенным ножом. На кладбище при раздаче поминальных платков в узелок вкладывают купюру или монетный эквивалент. В глубоких анклавах, когда граница не по прямой, а зигзагами, в ходу валюта обеих стран. Для горячительного в аулах используют граненные стограммовые советские стаканы. Места эти сплошь сосновые и кедровые, преддверие красавицы-тайги, глубокий снег и ядреный мороз — атрибуты долгой зимы. Для сугрева потому предпочитают традиционно водку, брагу, самогон. При этом до зеленого змия не напиваются.
Когда-то в более дальних веках пращуры казахов здесь были полновластными хозяевами, никакими Ермаками, естественно, до колониального покорения, не пахло. Бои были жесткими и жестокими. И с казаками-бандитами, и джунгарами, а нередко и со своими в борьбе за власть в Сибирском ханстве, Мангытском юрте, Ногайской орде.
Ныне родственники вынуждены пересекать границу обеих стран. Бывало, едешь из Казахстана и везешь с собой на той или поминки коробку с изюмом, курагой и другими восточными сладостями (по цене они благодаря братьям-узбекам дороже мяса), и на границе доходит до смешного, когда воспринимают дастарханную необходимость чуть ли не за контрабанду.
Уговоры не помогают. В ус не дуют: “Меня это не касается”. Или заявляют прямо: “Оставляйте и проезжайте”.
Оглоблей никто не поворачивает. Договариваются. Но поборы все же есть. Однако жизнь теперь общая — единое экономическое пространство, глядишь, появится и единая валюта. Надо притираться. И сложившегося тамырства у простого люда не отнять. Нет оскорбительного “москали”. Нет и чимкентского слова “братан”. Здесь более подходящее — “земеля”. На полном обороте бартерная дружба — взаимная помощь. И есть переиначивание казахских имен на русский лад. Конечно, неофициально. Только чтобы легче запомнить, русскому уху так удобнее. Здешние казахи, в отличие от, скажем, более сибирских — якутов, ненцев, алтайских народностей носят только собственные имена.
Конечно же, не без проблем. Есть места, где казахи составляют абсолютное большинство населения. А языком школьного обучения является русский. Школы казахские есть, их немного, но даже в них родной язык в роли факультатива. Но это отдельная тема.
Огромная континентальная страна. В одно и то же время на юге — жара, ходят налегке, а север сотрясают бураны, сидеть лучше дома.
Хорошо там, где нас нет…

2016 г.