по-казахски – Шанды жорык — «Пыльный поход»

по-казахски – Шанды жорык — «Пыльный поход»

 

14 тыс. дочитываний

15 мин.

27 тыс. просмотров. Уникальные посетители страницы.

14 тыс. дочитываний, 53%. Пользователи, дочитавшие до конца.

15 мин. Среднее время дочитывания публикации.

История знает немало случаев, когда народ уходил из одного государства в другое. Из России массами эмигрировали мусульманские народы Северного Кавказа, потерпевшие поражение в Кавказской войне, а также крымские и буджацкие татары, переселявшиеся в единоверную Турцию. Эти переселения проходили в рамках мусульманской традиции мухаджирства — переселения мусульман в мусульманскую страну из немусульманских (к тому же эти переселения, особенно в случае кавказцев-мухаджиров, нельзя назвать добровольными).

Но уход, или, как писали до 1917 г., бегство калмыков из России (он же – Торгутский побег, т.к. ушло в основном племя торгоутов, по-казахски – Шанды жорык — «Пыльный поход») – явление уникальное. Перед исходом калмыки больше ста лет жили в России – отнюдь не беспечально, но неплохо, участвовали во всех войнах, которые вела Россия; калмыцкая конница сыграла большую роль в борьбе с Османской империей, Польшей и Швецией. О калмыцком исходе написано довольно много, но единого мнения о его причинах у историков до сих пор нет.

Как, впрочем, не до конца понятны и причины появления части джунгар (западных монголов) на берегах Волги.

Приход калмыков в Россию

В конце XVI века первые группы калмыков появились на Южном Урале и вышли к Волге. В 1608 г. был подписан первый договор о «шерти» (подданстве) Московии некоторых калмыцких родов. Впоследствии через Южную Сибирь и казахские степи на Волгу и в волго-донское междуречье проникали все новые калмыцкие роды, принадлежавшие к трем крупным джунгарским племенам – торгоутов, дербетов и хошутов. Все они давали «шерть» русским царям, и сразу включались в войны с турками и татарами. Калмыки также приняли обязательство защищать южные и юго-восточные границы Московии (с 1721 г. – Российской империи) от набегов других кочевых племен.

Калмыцкие воины 

Причины, которые заставили части трех джунгарских племен отколоться от их основной массы, оставшейся в Джунгарии, не вполне ясны. Там не было перенаселенности, не было и недостатка в пастбищах – скорее наоборот: постоянные феодальные междоусобицы, войны с восточными монголами и маньчжурами сильно уменьшали численность как населения, так и скота. Есть две версии причин переселения: первая – конфликты между феодалами, в ходе которых потерпевшие поражение – такие, как торгоутский вождь Хо-Урлюк, первым прикочевавший на Волгу – ушли от более сильных соперников. Конфликты действительно имели место (Хо-Урлюк воевал с чингисидом Далай-Батором).

Вторая версия такова: якобы джунгарские хунтайджи (титул высших аристократов — потомков Чингисхана, владевших территориальными доменами) хотели восстановить империю Чингисхана, и Хо-Урлюк, наряду с другими тайджи и зайсангами (монгольские дворянские титулы) и нойонами (военачальниками), откочевавшими на Запад, действовали во исполнение этого плана (этой версии придерживался первый российский востоковед архимандрит Иакинф (Н.Я.Бичурин) (Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. Сочинено монахом Иакинфом. — СПб., 1834).

Наиболее правдоподобна третья версия: джунгары вели непрерывные наступательные войны против казахских жузов, а также совершали набеги на Бухару и Хиву, доходя до Персии; обосновавшись на Волге, они окружали казахов.

Впрочем, причиной появления калмыков на юге России мог быть некий синтез из желания некоторых джунгарских аристократов кочевать подальше от центральной власти, мечты о возрождении великой империи и планов подчинения казахских земель.

Во всяком случае, единство джунгар не было полностью нарушено: в 1634 г. обе ветви (калмыки и остававшиеся в Джунгарии племена) договорились о координации действий против казахов, ногаев и сибирских Алтан-ханов (Митиров А.Г. Ойраты-калмыки: века и поколения. — Элиста: Калм. кн. изд-во, 1998. — 384 с.). Это подтверждает и участие калмыков в общемонгольском конгрессе 1640 г., принявшем общий свод законов («Великое Степное Уложение») и утвердившем буддизм в качестве национальной религии всех монголов.

Проблемы калмыков в России

Калмыцкие тайджи и зайсанги вели непростую политику: сохраняя отношения с соотечественниками в Центральной Азии, они приняли российское подданство, при этом считая себя вполне самостоятельными владетелями, что не соответствовало жесткой вертикали власти, сложившейся в Московии (России). Исправно посылая свою конницу против врагов «белого царя», калмыки время от времени совершали нападения на русские земли – например, на Самару в 1639 г. и на Астрахань в 1643 г. Второй главный калмыцкий тайджи Шукур-Дайчин, успешно громивший по приказу царя Алексея Михайловича крымских татар и поляков, в 1654-55 гг. совершал нападения на русские земли.

Тайджи Аюка, объединивший калмыцкие племена, дал вассальную клятву царю, но принял ханскую печать от Далай-ламы, продемонстрировав определенную самостоятельность от русского царя. Он вел независимую политику, причем в ходе борьбы за престол даже уничтожил русский стрелецкий полк при Черном Яре, помогавший одному из его конкурентов. Своевольный хан выбил у Петра I обещание не крестить калмыков насильно и не вмешиваться в калмыцкие дела, но отказался подавлять восстания башкир и казаков К.Булавина; более того, его подданные сожгли более ста русских селений в Пензенской и Тамбовской губерниях.

Хан Аюка

После смерти хана Аюки среди калмыков началась междоусобица, и основной претендент на ханский престол Дондук-Омбо, обиженный на Россию за то, что она его не поддержала, вступил в турецкое подданство. Через несколько его орда выросла до 100 с лишним тысяч человек, пастбищ на Кубани, где поселили его султанские чиновники, уже не хватало, и хан вернулся в Россию. Показательно, что перед уходом в Турцию Дондук-Омбо и его конкурентов посетило посольство маньчжурской династии Цин, предлагавшее ханский титул тому из них, кто примет подданство цинского Китая. Т.е. Пекин уже тогда пытался использовать калмыков для установления своей власти над Джунгарией.

Здесь надо оговориться. Поведение калмыцких дворян отнюдь не свидетельствует об их какой-то особой вероломности. Наоборот, это обычное поведение феодалов всего мира: точно так же поступали русские князья – но до конца XV века, французские и испанские дворяне до конца XIV столетия, а польские паны – вплоть до ликвидации Речи Посполитой в 1793 г. Храбрые, честолюбивые, склонные к интригам, ставившие свои феодальные интересы выше верности сюзерену, не склонные соблюдать клятвы, но прекрасно воевавшие, если это было им выгодно – это типичное поведение феодалов всех времен и народов. Тем не менее следует отметить, что роль калмыков в российской военной истории была несомненно велика, невзирая на периодические измены и набеги.

После превращения Московского царства в Российскую империю положение калмыков осложнилось. Московия была традиционной, архаичной монархией восточного типа, и относилась к своим подданным-азиатам если не с уважением, то с пониманием. В Московии считалось нормальным, что эти подданные живут по своим законам (особенно если эти законы основывались на великих, хотя и чуждых религиях – исламе и буддизме). Империя же восприняла европоцентристское мировоззрение, которое считало азиатов дикарями, и европейское стремление к унификации и централизации, не восприняв, к сожалению, уважение к законам и к праву автономии сообществ, отличавшихся национальным/религиозным своеобразием (наподобие «фуэрос» для испанских басков или особых прав шотландцев и валлийцев в Великобритании). В России автономиями в разных формах обладали казаки и инородцы, причем самой широкой – калмыки. Но то, что воспринималось как норма в Московии, в Российской империи сильно раздражало власть (если магдебургское право и ландтаги в Остзейском крае были терпимы — все-таки европейцы – то всякие ханы, тайджи, наказные атаманы и прочая «азиатчина» должны были уйти в небытие).

После смерти Петра I имперские власти попытались ассимилировать калмыков. В 1737 г. уральский губернатор В.Татищев основал крепость Ставрополь-на-Волге (ныне г. Тольятти), призванный стать столицей крещеных калмыков. Которые, разумеется, должны были оставить кочевой быт и заняться земледелием. Часть калмыков, привлеченная обещаниями российских властей, приняла крещение, но проиграла в гражданской войне, охватившей калмыцкие улусы в 1730-е гг. Санкт-Петербург был вынужден утвердить ханом буддиста Дондук-Омбо, вернувшегося с огромной ордой из турецкой эмиграции, а православные калмыки были сведены в Калмыцкое казачье войско, центром которого стал Ставрополь. Управлять калмыками-христианами стала княгиня Анна Тайшина (урожденная Церен-янжи). В 1737 г. императрица Анна Иоанновна вручила княгине жалованную грамоту.

««Он ушел, этот смуглый монголец…»

2 апреля