Страшные цифры

Султан Хан Аккулы (Жусип),
научный центр «Отырар кітапханасы»
при ЕНУ им. Л.Н. Гумилёва. PhD

Страшные цифры

 

Сведения казахского национального лидера Алихана Букейхана раскрывают истинные масштабы голода 1932–1933 годов: численность казахов сократилась с 6,47 миллиона в 1924 году до 2,1 миллиона в 1937 году. Массовый арест интеллигенции «Алаш» в 1929 году свидетельствует, что это было спланированной акцией по уничтожению казахской национальной идентичности, самосознания народа.

Если исходить из расчёта Алихана Букейхана, что естественный рост казахов за прошедшие 10 лет к 1924 году составил 979 тысяч человек при общей численности в 6 миллионов 470 тысяч к началу Первой мировой войны 1914 года, то за 8 лет, прошедшие с 1924 по 1932 год, естественный прирост должен был составить не менее 783 тысячи человек. Следовательно, численность коренного населения Казахстана накануне голода 1932 года и только в пределах республики составляла по крайней мере 7 миллионов 250 тысяч человек.

А более объективное, пусть даже приблизительное число жертв голода 1932–1933 гг. позволит определить: «Репрессированная перепись» 1937 года, по официальным данным которой спустя 4 года после общенационального бедствия, численность казахов составляла 2 миллиона 181 тысячу 520 человек. Если же это количество выживших казахов отнять из общей численности казахов к началу 1932 года, а также исключить среднее число откочевавших в сопредельные страны казахов в 1 миллион человек, то получим наиболее вероятную численность истреблённых голодом казахов в 4 миллиона 68 тысяч 480 человек…

Остаётся добавить, что казахский народ, имея численность более 7 миллионов человек, являясь пятым по численности народом в Российской империи и СССР и самым крупным во всей Центральной Азии до 1932 года, после 1933 года составлял менее 2 миллионов, навсегда потеряв более 5 миллионов 68 тысяч человек. Из них более 4 миллионов физически истреблённых, или 70% общего числа населения, едва достигнув к 1937 году 2 миллиона 181 тысячу 520 человек.

Уже не столь важно, как оценивать так называемую национальную политику Советской власти в Казахстане, поставившей казахов на грань физического истребления на исконных землях, – геноцидом или этноцидом? Это национальное бедствие казахского народа гораздо масштабнее и трагичнее украинского «голодомора», ставшего международным термином, точно передающим значение и масштаб трагедии украинского народа. Национальное бедствие в Казахстане 1932-1933 годов принято называть «ашаршылық», и нет иного международного термина или понятия, точно характеризующего трагедию, выпавшую на долю казахов.

Султан Хан Аккулы (Жусип),
научный центр «Отырар кітапханасы»
при ЕНУ им. Л.Н. Гумилёва. PhD